?

Log in

No account? Create an account
in_scope's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 11 most recent journal entries recorded in in_scope's LiveJournal:

Wednesday, January 17th, 2007
10:41 pm
начало фанфика на дозоры.ру
Инициация произошла очень странно. Вернее, то, что происходило со мной, скорее смахивало на сумасшествие. А может, так оно и было? Я шел по улице и взглядом в буквальном смысле останавливал машины и людей. Пешеходы чертыхались и бурчали под нос, водители матерились и пытались завести неожиданно заглохшие машины. Но мне до этого не было никакого дела. Потому что внутри меня царила пустота. Она пыталась поглотить мое существо, а я даже и не думал сопротивляться. Пустота изливалась из меня в мир, но это не волновало ни меня, не тем более ее. «Немного» беспокоила она только окружающих.

Все началось с расставания. Очень болезненного, если не сказать больше. Она была для меня если не всем, то очень многим. Лживая, бесстыдная тварь. Как она так смогла сделать…
- Я люблю тебя, ты самый дорогой в моей жизни человек, я хочу провести все лето с тобой.
Через неделю: - Я тебя не хочу терять, но понимаешь…. Я хочу быть с ним… И слезы бессилия в моих глазах… Попытки и мольбы не делать этого натыкаются на бессловесное отрицание.

Летние утренние аллеи базы отдыха, пропитанные запахами июньской акации и морем. Моя грусть, разливающаяся вокруг. Грусть и печаль для меня теперь прочно связаны с этим местом и с запахом акации. Хотя раньше это был один из моих любимых запахов. Как же, конец весны, Одесса, заполненная цветущими каштанами и акациями, улыбающиеся люди на улицах, все более длинные дни и короткие ночи. Я иду по утреннему пляжу, наедине со своей тоской, навстречу встающему солнцу. На море шторм, и с пляшущих волн ветер срывает брызги воды и, смеясь, бросает мне в лицо. Темно-зеленый зверь, что поселился в море, рычит и злится, а ветер ерничает над ним. Свобода и несвобода.… И здесь она. Вот почему всегда так? Когда ты не хочешь свободы, тебя жизнь яростно подталкивает к ней. И наоборот. Разве жизнь клетка, а мы в ней звери, что яростно мечутся, грызут прутья, исподлобья смотрят на тюремщика-Бога, кормящего нас с отеческой улыбкой и с такой же улыбкой раздающей плюхи? Ведь если мы в ней сидим, значит это кому-то нужно. Скорее всего, больше всех нужно нам самим.

Я сел на песок, обхватил колени руками и уставился вдаль. Ветер все так же смешливо ерошит мои волосы, заглядывает в глаза. Там пустота и боль. Все те же пустота и боль. Не было рядом той, для кого жил. И не будет уже. Такое я простить не смогу. В небе разгоралось алое зарево. Солнце медным краем подымалось из-за горизонта, и во мне пустота перерождалась в тихую светлую грусть. Такое впечатление, что вот она, грусть, сидит рядом – бездонные серые глаза, тонкая, хрупкая фигурка, длинные светлые волосы и строгое лицо. С укором смотрит на меня и тихо шепчет: - «Все не так уж и плохо…» А я все так же продолжаю сидеть и молчать. Что толку говорить? Она знает, что я хотел сказать и что думал. То утро я так и просидел на берегу, пока за мной не пришел друг. Вернее сказать, прибежал. Толстенький, напоминающий медведя и примерно такой же волосатый. Для него эта пробежка от домика до берега моря была вроде как 10 километров спринтом. Когда уже увидел меня, облегченно вздохнул, потом подошел и сел рядом. Пробурчал: - « А мы уж думали, нет тебя на свете. Топиться пошел». Я криво улыбнулся в ответ: - «Жизнь, конечно, штука мерзкая, но не до такой же степени. Не стоит оно того. Если жизнь тебя достает, значит, ты еще по-прежнему жив». Коля улыбнулся и сказал: - «Встала и пошла!» Тут меня прорвало. Я лежал на песке и пустота по капле выходила с этим безумным смехом. Так мы и сидели на берегу, я - безумно хохоча, а он сначала просто улыбался, а потом присоединился ко мне. Уж больно заразительно я смеялся. И чем больше меня отпускало, тем больше успокаивался ветер, и утихали волны. Тогда я не обратил на это внимание. Мне было не до того.

Первый выход в Сумрак.… Как почти и у всех случился он при стрессовой ситуации. Николай, друг мой, был большим любителем погонять на больших скоростях по узким дорогам. В то утро мы ехали вдвоем по узенькой двухполосной дороге с Каролино-Бугаза в Одессу. Когда мы выезжали, странное предчувствие не покидало меня. Это теперь мне понятно, что интуиция перевертыша не покидала меня никогда. Она-то и заставила меня пристегнуться, хотя до этого, в поездках с ним, я этого никогда не делал. Как обычно, Коля без форса не Коля – сизый дым из-под покрышек, черные следы от резины и мы поехали, или вернее сказать, полетели? Но интуиция интуицией, а дорога дорогой. На спидометре 130 км/ч, и ямку, глубиной в пол локтя, после обгона он увидеть не успевал физически. Хлопок порванной шины, руль, как взбесившийся конь, вырвавшийся из его рук, и считанные метры до столба. Маленького скромного опорного столба. Коля, известный любитель пускать пыль в глаза, не пристегивался принципиально. Говорил, пузо мешает, рулить неудобно и тому подобное. В то злополучное утро он пересмотрел свои взгляды.
Когда мы влетели в столб, у меня не было тени, я не набрасывал на себя ее черное покрывало. Мир просто посерел и замедлил свой ход. Погасли краски за окном машины, но тогда мне было не до того. Потянулся рукой ( тигриной лапой?) к Коле, медленно-медленно заваливающемуся на руль. И одним слитным рывком в буквальном смысле снял его с руля. Тут же вернулись краски и самое главное звук. Отвратительный звук рвущегося, корежащегося металла. Лобовое стекло в мелкую сетку и обнявшая столб машина, слившаяся с ним в единое целое. Столб стоял аккурат напротив моего лба. «Ну и пронесло же», - подумал я ошарашенно, - «Хорошо, что не в буквальном смысле, хотя могло быть и такое».
- Ты в порядке? – спрашиваю я кряхтящего Коляна.
- Да, вот только плечом приложило, – медленно отвечает он.

Пытаюсь вылезти из машины. Правую дверь заклинило. Выползаем через левую дверь, каким-то чудом оставшуюся целой. Чувствую себя совершенно выжатым. Еще бы, Коля при своем росте примерно 178 см весил добрых девяносто килограмм. А я при 198 сантиметрах роста 68 кило. Вот такая нескладуха – толстый и тонкий, тонкий вытащил толстого. Но тогда я думал совершенно не об этом. Колян сел в траву и смотрел на машину. Еще бы, столько труда и любви он вложил в этот старенький «Ford Escort» 1990 года выпуска. Ту рухлядь, что ему досталась от прежнего хозяина, он своими руками превратил если не в гоночный болид, то нечто к ней приближенное. Никаких внешних изысков – простое рычание и мощь мотора, зато какого.… И теперь все это всего лишь груда металлолома. Я залез обратно в машину за аптечкой, та лежала под водительским сиденьем. Достал оттуда перекись, бинты и начал аккуратно обрабатывать раны своего бедолаги-водилы. Тот поначалу даже не обращал внимания, только потом когда залил царапину на лбу, начал шипеть сквозь зубы. Я же ехал в одних шортах и майке, что вполне естественно, потому как на дворе июль и +35 по Цельсию. На груди медленно проступала полоса от ремня безопасности. Бешено стучало сердце, гоняя по венам остатки адреналина. Только начал расслабляться, и тут подоспела кавалерия из-за холмов. Вернее, даже не из-за холмов. Оказывается, буквально в десяти метрах, находилась маленькая деревянная церквушка.

- Дети мои, что здесь произошло? – Батюшка мерным шагом подходил к нам, заинтересованно разглядывая останки машины и столба. Из-за его спины испуганно выглядывал мальчишка, на вид лет так двенадцати.
- Мы и столб, равно любовь, - пробормотал я себе под нос, - Авария тут, батюшка, авария.
- Ну, что ж все в руках Божьих. Вишь, как заехали-то, – Батюшка разглядывал сломанный ударом массивный бетонный столб, который уже почти упал на машину. Повезло, что столб был с опорой, иначе бы придавило и фиг бы мы с машины вылезли. Если было бы кому вылазить.
- Гляди, как нехорошо получилось. Столб то этот перекресток, от него почти все окрестные села запитаны и церковь моя, дети мои. Что ж вы так неаккуратно?

«А батюшка не так уж спокоен, как пытается казаться», - подумал я, - «Вон как борода топорщится».

Тут и Колю появление батюшки вывело из оцепенения. Оторвавшись от грустных дум, пробурчал, - Как будто мы прям неистово желали въехать именно в ваш конкретный столб.
-Простите, батюшка, но так получилось, - ответил я, - Неисповедимы пути Господни.
- Не тебе говорить и судить о путях Его, чадо. – Чуть ли не прорычал батюшка. – Не поминай имя Его всуе.
-Не достоин и не достоин, - пожал я плечами, - простите, батюшка, но кажется это за вами.
Подъехавший старенький «Мерседес» с шашечками на крыше мигнул фарами и остановился на пятачке возле церкви. Батюшка нехотя отвернулся от нас, словно гарпия, которую оторвали от трупа, и пошел к такси.

Через пятнадцать минут приехала милиция, долго исследовала место аварии, составляла протокол, а потом повезла Колю на экспертизу. А я на попутке поехал домой. Сидел и смотрел в окно, чтобы не видеть, как лихачит водитель.

Прошло полгода. Я почти отошел от пережитого, и грусть почти не навещала меня. Дни проходили в праздношатании, ничегонеделание и дуракавалянии. А если серьезно, то мы просто отдыхали, как могли, каждый от своих проблем и мыслей. Ничего не делать все же не получалось – в сентябре началась студенческая жизнь. Но мы были настоящими студентами и старались делать как можно меньше. Основным времяубиванием была игра в CS. Старая добрая «Контра», сколько же ты съела времени и денег. А у меня еще и кучу нервов. Как и все, я не сразу начал играть хорошо. Прошло достаточное время, прежде чем я стал играть на уровне, когда орут «Да сколько можно сдавать эти шаровые хэдшоты с АК». Ну, кто играл, тот меня поймет. Но плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Собрался клан, пошли-поехали усиленные тренировки, дни и ночи напролет, воспаленные красные глаза, ссоры с родителями. И глухая грусть, тающая только после погружения в игру. Серьезный подход дает серьезный результат – играть я стал гораздо лучше. И вот, наконец, в апреле проводится долгожданный чемпионат, к которому я так готовился.

…Вдох, выдох, вдох, выдох. Успокоиться, собраться, а то сейчас сердце из груди выскочит. Финал чемпа, против нас злые, презлые китайцы LostGarden. Настройка, разыгровка, первые раунды. Крики, мат, инфа, вопли трех десятков зрителей. Бушующий коктейль из эндорфинов, адреналина и другой биохимии в моей крови. Сначала атака, потом защита. Тот, кто был в финалах любых соревнований, поймет меня. И вот мы сливаем последний раунд, итоговый счет 16-8, наши китайские друзья оказались слишком хороши для нас.



«Пиво на выигранные деньги оказалось лишним. Особенно в количестве 4 бутылок на голодный желудок», - такие мысли крутились у меня в голове утром. Я стоял в холодном душе, мерз и хотел поскорее включить горячую воду. Но знал, что делать этого нельзя – сразу начнет болеть голова, вот такая уж странность у моего непохмеленного организма. И вообще, я и не пил никогда толком, не мое это. Было пару раз на втором курсе, по поводу сдачи летней сессии. Пили без закуси дешевый коньяк на ночном пляже в Аркадии. Ох, погудели, домой пешком шел. Ах да, что это я, все о лирике да о лирике. Вчера случилось что-то очень странное. А дело было так…

Вечерний троллейбус. Пассажиров маловато, кто спит, уткнувшись лбом в стекло, кто просто глядит в окно. А мы, пьяные тела, ржем на весь «рогатый», и мешаем всем спать. Возле центрального входа сидит пьяный человек – ничего примечательного, возраст за 50, красный нос, отекшее лицо алкоголика, седые волосы. И глаза у него были непонятно-серого цвета, словно был там когда-то огонь, а сейчас только пепел остался. Он то подымал голову, пьяно оглядываясь по сторонам, то опять опускал ее, тупо глядя в пол. Я стоял на ступеньках, когда он внезапно поднял голову и пронзил меня пристальным, совсем не пьяным взглядом. Я оторопел, и по коже побежали ледяные мурашки, тело словно бы застыло, я попытался отвести от него взгляд, но не смог. И тут он внезапно исчез. Как сидел, так и не стало. Ошарашенный, я начал вертеть головой по сторонам, но странного алкаша нигде не было.
- Макс, ты видел, тут алкаш сидел, где он делся? – спросил я друга.
- Не знаю, Леш, похоже, слинял куда-то.
- Куда он мог слинять, мы только к остановке подъезжаем. В окно что ли выпрыгнул, закрытое?
- Да ладно, забей, сдался он тебе, алкаш этот.
«Рогатый» благополучно довез меня до нужной остановки, и я побрел по пустынной вечерней улице домой. Неяркий, теплый свет фонарей вырывал кругами света куски тротуара, апрельский воздух был свеж и приятен. В голове, как водится, крутились всяческие пьяные мысли, как всегда в этом состоянии, кажущиеся гениальными, но почему-то на утро не вспоминается. Записывать их что ли. Зато на утро в голову приходят, а вернее заползают идеи действительно гениальные. Одна из них - «Надо прекращать пить», собственно была с толикой гениальности, но далеко не нова. Вернее, думается мне, подобные мысли приходили в голову каждому, кто ложился спать с нормальной головой, а просыпался с квадратной, ромбиком или еще каким-то параллелипипедом. Идея вторая – « Где минералка?»- тоже претендовала на место в хитпараде «Самые гениальные идеи с бодуна», который я сейчас перечислять не буду.
Вот эти самые мысли меня и посетили в должной очередности аккурат по утру. Вот я и стою под холодным душем, мерзну и мучаюсь бодуном.
Wednesday, February 8th, 2006
9:00 pm
Начало
Изменяю своему правилу и публикую чужой рассказ. Хотя я к нему тоже причастен, но тем не менее... Мне очень понравился, поэтому начнем:

Голова кружилась то ли от высоты, то ли от необозримых просторов, раскинувшихся вокруг, а внутри все холодело при мысли, что придется шагнуть. Туда. Вниз. В неизвестность.
Они стояли, держась за руки, на самом краю плато. Они знали, что внизу поля и речка, чуть дальше деревня, там живут люди. Люди, которых они, нелюди, обязаны были защищать. Но сверху этого не было видно. Все закрывал утренний туман. Он также гасил и звуки - вокруг них была тишина.

День длился и длился. Время безвозвратно уходило. А они все не могли решиться на падение. Теперь они сидели на стволе поваленного дерева и смотрели на этот мир с пониманием, которого добровольно собирались лишиться.
-Мы должны это сделать, - сказал юноша.
-Мне страшно, - ответила девушка.
-Мы обязаны убить свою память, они не должны ничего узнать. Мы не можем так рисковать. Кроме нас, никто не выжил. Мы бы почувствовали. А значит, нас скоро найдут.
-Ты себя пытаешься убедить или меня? У нас нет будущего сейчас, и не будет его, когда мы станем людьми. Может, лучше закончить все сразу, не оттягивать смерть? Она неизбежна, ведь люди смертны.
-Но может у нас тогда все-таки появится шанс? - возразил юноша. - И откуда ты вообще знаешь, что мы выживем или станем людьми? Ведь к этому средству никогда не прибегали.

-Нет, однажды пробовали. Я читала в архиве своего ордена о двоих безумцах. Они были влюблены друг в друга и так же, как и мы, принадлежали к разным орденам. Они думали, что став людьми, смогут любить друг друга открыто, иметь детей. Но там не говорится, что с ними случилось. История обрывается на их падении. Если они и выжили, то умерли для нас, для тонких слоев мира. Их след перестал отбиваться в эфире, а свидетелей прыжка не было.
-Но мы не любим друг друга, Белая. Может быть, это наше преимущество.
-Может быть... Странно, Черные и Белые всегда не то что ненавидели друг друга, нет. Просто презирали. Не рассматривали всерьез. Наши силы слишком чужды. Мы - стороны одной медали и поэтому нам тяжело видеть друг друга. А теперь ты, ты, не кто-нибудь из Белых, а ты - Черный, самый близкий мне в этом мире!
-Ну извини, если огорчил. А кого бы ты предпочла видеть на моем месте?
-Не знаю. Слишком много наших погибло. Я бы не смогла выбрать.

Они помолчали.
-Между прочим, мы до сих пор не знаем имен друг друга, Белая. Я Вениаль. По-простому Вен.
-А я Тана. Сокращенное от Танаэль.
-Ты все приготовила, Тана, для нашего второго рождения?
-Да, как и договаривались. Вот возьми, спрячь, - она достала из кармана серого плаща бумажку и протянула ему. - Эти записи нам помогут.
-Мы действительно забудем только тайное знание, а человеческое останется? Не случится так, что нам отшибет всю память?
-Кто знает, Вен, кто знает. Может, если слишком сильно ударимся. - Она улыбнулась. - Как твоя рука? Болит?
-Уже легче, но меч я долго не продержу. Меня мучает другое: кто на нас напал? Как же так могло случиться? Мы - Стражи этого мира и повержены. Что теперь изменится здесь? Кому мы мешали?

-Стоит ли ломать себе голову над этими вопросами? Завтра мы о них забудем.
Она встала, и он, впервые за этот день, посмотрел на нее. Темный силуэт на фоне светлого неба. Зачем она так прекрасна и недоступна? Так стройна и молода? Хотя стоп, ей может быть и сто, и все двести лет.
Она постояла немного и обошла его сзади, это существо в черных одеждах. Белые никогда не одеваются в белое, только серое, серо-голубое, серо-розовое, иногда бежевое, но никогда в белое. А торжественный цвет у их орденов общий - красный, точнее кроваво-красный. Черные же всегда ходят в черном, иногда с серебряным. Нет, неправильно она думает, нужно в прошедшем времени, потому что ничего этого уже нет. Скоро не будет и их.

-А сегодня великолепный день, - нарушил тишину Вен. - В такой день особенно сильно хочется жить. Давай подождем, когда он кончится, и тогда сделаем этот чертов шаг.
-Какая разница, когда? Но пусть это будет твоим последним желанием и я подчинюсь... Мне почему-то вспомнилась старинная песенка, - и она напела:
Вот шаг и тебя больше нет.
Растворился в прибрежной волне.
Закончился бег твоих лет.
Ты живешь теперь в моем сне.
О ком это, не знаешь?
-Нет, никогда не задумывался, хотя песню слышал. Мне особенно нравится припев:
Когда тело ласкает прибой,
Я чувствую руки твои.
Унестись бы вслед за волной,
Исчезнуть в свете зари.
А нам, похоже, пора.

-Похоже, но... Я не могу с этим смириться, Вен! Мы же должны защищать этот мир! В этом смысл нашего бытия! Как мы будем делать это, забыв все, лишившись силы? Я пыталась спросить у духов, но они молчат. Все вокруг мертво или затаилось.
-И мне духи не отвечают. Но, может, своей смертью или перерождением мы и спасаем этот мир? А другого выхода я не вижу.
Она глубоко вздохнула.
-Дай мне руку, Вен. Я хочу в последний раз ощутить холод живого тела. Говорят, люди теплые.
-Да, теплые, пока не умрут. Ну, на счет три. Раз... два... три...
Friday, February 3rd, 2006
2:26 pm
Нашел под старым креслом запись ;)
Если бы вы захотели, то без труда бы нашли этот старенький дворик, расположенный на окраине Одессы. В этом дворе живут Одесситы, именно так, с большой буквы. Они живут здесь давно, молодежь разъехалась, перебралась в более престижные районы. А старики так и доживают свою жизнь здесь... В этом дворе росло дерево. Оно уже давно не видело того человека, что посадил его. Раньше он каждый день приходил, сидел в тени дерева, гладил ствол, листочки, и дереву было очень приятно. Но уже прошел месяц, а человек ни разу не пришел. Старик смотрел в окно. он думал о жизни. Ему 79 лет, 43 года из которых он жил в этом доме. Остался один, жена умерла 10 лет назад, дети выросли, разъехались, он уже 7 лет не видел сына. Он доживал... и прекрасно понимал это, но ему было легко. "Я все сделал, что хотел, я был счастлив, и я не боюсь умирать", - думал он. Жалко только дерево, в которое он вложил душу... Жалко его оставлять. Это единственная радость, что осталась в его жизни,. и вот, месяц назад у него случился удар - парализовало ноги. И ему только и сталось сидеть у окна и смотреть, смотреть, смотреть...

Проснувшись, дед привычно потянулся и открыл глаза. За окном уже сияло синевой одесское небо и уже начинало припекать солнце. Птицы выводили в кронах деревьев свои незатейливые мелодии, проезжали туда-сюда машины, люди спешили на работу и просто так. Только дед печально смотрел из своей постели на этот радостный мир.

Деду совсем не хотелось умирать. Он знал, что время уйти не за горами, но держался за жизнь цепко и не собирался сдаваться. У деда был ритуал: каждый день, он пытался сделать миниатюрную физзарядку для ног. Пытался сгибать, разгибать колени, подвигать пальцами, повернуть ступню. Дед не сдавался и каждый день свой моцион выполнял неукоснительно. Как всегда он начал свою зарядку, и о чудо! Мышцы стали откликаться. Через 2 недели дед уже мог с помощью палочки доковылять до стены. На большее его сил пока не хватало. Каждый шаг давался ему с огромным трудом - как будто он передвигал не ноги, а чугунные заготовки по 100 кг весом каждая. И еще после каждой такой прогулки они адски болели. Но дед не сдавался, и уже через месяц его рекордом была длина всей квартиры от его спальной до зала, опираясь на стену.

Вишня медленно умирала. Она сделала все для любимого человека. Но видит Бог, чего ей это стоило! Выжала все соки, отдала всю себя без остатка. Медленно, мучительно покидала жизнь ее тело, делая свою смерть еще более страшной, страшной своей неотвратимостью. Но ее согревала мысль – ее смерть, его жизнь, и это отгоняло все страхи.

Дед после таких прогулок отлеживался в кровати. Все что ему оставалось это лежать и смотреть в окно.Он лежал и смотрел на свою любимую вишню. С ней происходило что-то ужасное, это было для него кристально ясно. Поэтому каждый день он старался все сильнее и сильнее. Его единственной мечтой стало встать и дойти до своей вишни. Обнять ее коричневый, истерзанный непогодами ствол, сьесть как в детстве еще зеленых, незрелых вишен и насладится прохладой в тени, что она отбрасывала. И вот наконец настал день, когда дед неуклюже переступив через порог подъезда, ковыляя пошел к своей вишни. Подошел, уткнулся носом в еще живой, полный соков ствол и прошептал: - "Не умирай родимая, ты вновь подарила мне свободу, так хоть сейчас не покидай меня. С кем мне еще век коротать? С тобой одной, моя родная. Теперь как встарь, буду тебя обихаживать."
Он чувствовал как дерево погибает. Хотел хоть как-то помочь. Желая всей душой, чтобы она жила. День за днем он приходил к ней. Беседовал, просил, умолял. И однажды он понял – она умрет. И старик заплакал. Слезы текли по его покрытому морщинами лицу и капали, капали, капали на землю. Он был бессилен что либо изменить, и это его убивало.

Старик шел по рынку. Шел не замечая окружающих, не видя ничего. Как вдруг его потревожил женский голос: -«Дедушка! Купите вишенку! Посмотрите, какая она хорошая!». Старик медленно обернулся, не понимая, что от него хотят. И его взгляд остановился на Вишне. Это была она! Та самая, такая же стройная, такая же хрупкая… Это была новая Вишня… Почти такая же, как старая, но все же чем-то неуловимо отличавшаяся. Старик спросил дрогнувшим голосом: - "Сколько возьмете за такую радость?", - " Дедушка, за гривну отдам, почином будете" - ответила ему продавщица с такими же зелеными глазами, как у девушки из его сна. Дед, сам не веря своему счастью, достал из кармана рубль, передал женщине и дрожащими от волнения руками принял саженец.

Потянуло осенним холодом, предвещая буйство красок засыпающих деревьев. Но первой гораздо раньше срока, пожелтели листья старой Вишни. Она так и стояла одна желтеющая, среди еще зеленых деревьев. Своим гаснущим сознанием она еще ощущала присутствие старика, но уже не было сил понять, что он говорит, что делает.… Лишь его присутствие. Она знала, что зима отсрочит неминуемую гибель. Но надолго ли? Всего лишь до весны, а там ее ждет ОНА. И никуда ей не деться, никак не избежать своей участи. И Вишня заснула, смирившись и не надеясь на чудо.

Закончилась осень, наступила зима. Шло время, месяц проходил за месяцем, когда неожиданно что-то сломалось, зима вздрогнула, зашаталась и сдала свои позиции надвигающемуся теплу. Вишню что-то тревожило, что-то настойчиво мешало, не давало забыться во сне. Кто-то мягко, но настойчиво тянул ее, подталкивал вверх, навстречу солнышку, его ласковым лучикам. Вишня не понимала кто это? Близкий, родной ? Она слышала голос, он манил, звал ее, просил помощи и защиты, но сам тем не менее помогал ей, не осознавая этого. Он был похож на голос ее несуществующей дочери, такой, какой он мог стать. И старая Вишня встрепенулась, материнская нежность, любовь к родному чаду взяла верх, ведь ей так хотелось иметь детей! Пусть это маленькое создание, неизвестно откуда появившееся, было чужим, она станет ему матерью, она поможет и защитит ее.

И Вишня защитила его, помогла ему... Этому маленькому созданию... Она укрыла его от буйных ветров, лютых морозов, безжалостных ливней... Она поддерживала его тоненькие веточки и помогала тянуться к завораживающему и животворному солнцу. Вишня знала, что когда молодое деревце окрепнет, Старик прикипит к нему душой, как когда-то прикипел к ней... и срубит её на дрова... Но она не боялась этого, она знала, что даже после смерти сможет согреть дорогие её душе ладони Старика огнем вишневых дров... И потому, глядя на молодую вишенку в свете полуночной луны, она молча улыбалась...
Tuesday, December 13th, 2005
5:03 pm
Нашел под старым ковром запись ;)
есть люди, с которыми хочется остаться.
есть люди, возле которых очень хочется их исчезнуть.
есть люди, такие идиоты, что возле них сам себя. чувствуешь идиотом, но не можешь им обьяснить, какие они, хотя самому кристально ясно.
есть такие, по которым скучаешь.
есть те, возле которых хорошо и тепло быть рядом.
есть люди, которые отдают нам все, но мы не ценим это, а потом бегаем, обхватив голову руками с немым вопросом в глазах "Как быть".
есть те, что день за днем делают незаметное для нас дело и кажутся с первого взгляда ненужными, но в итоге, когда они исчезают, оказывается, что все не так просто, как нам казалось.
есть те, что нас раздражают, но нам приходится с ними находится очень долго.
есть те, кого мы любим всем сердцем, но с которыми проводим так мало времени, а внимания уделяем еще меньше.
Все они рядом с нами.
Каждый день мы шагаем по жизни, вплетая людей в свое бытие, а некоторых и в душу. Жизнь - это контраст. Разница между черным и белым в детстве... И огромное количество полутонов потом, когда ты взрослеешь. Каждый поступок можно оценить с миллиона точек зрения. Иногда понять, принять, согласиться, иногда осудить, а часто просто пройти мимо, задумавшись о своем. Мимо скольких людей мы проходим и проезжаем каждый день - хотя они часть нашей жизни. И все может быть.
Wednesday, October 26th, 2005
9:10 pm
Старый огрызок :)
... Рассвет начинается со света, плавно разливающегося вокруг. Особенно он красив на море при безоблачной погоде, если смотреть еще и сквозь деревья. Он окрашивает мир сначала в серый цвет, а потом мир начинает медленно розоветь. Мир словно бы рождается заново, отошедший от вчерашнего дня и напоенный южной ночью новой жизнью. Солнца еще нет, но в мире уже светло и вот-вот настанет ослепительный миг его восхода. Тогда покажется багровый краешек, расстелет вокруг лучами и прокатится по воде розовая дорожка света, переливаясь и брызжа в небо лучиками.
Медленно и неохотно солнце вытягивает свою тушку :) на небосвод, меняя мир вокруг. Оно начинает играть в листьях тополей и акаций, щедро даря им пока еще нежный свет. Потом солнце встает все
выше и выше, теряя свой кровавый цвет. Оно медленно превращается в белый диск, и вместе с ним меняется дорожка. В этот момент она очень напоминает лунную, если ты ее конечно видела. В этот момент мир кажется совсем другим. Он воспринимается гораздо светлее, свежее, чище, чем он есть. Солнце играет в капельках росы на траве, которые кажутся маленькими хрустальными сокровищами, переливаясь и играя светом каждая по своему. Они смотрятся маленькими калейдоскопами, в которых светятся наши жизни - все такие разные и вместе с тем такие похожие. Только в росинках лучится свет, ну а мы светимся от любви и от того, что мы любимы. Каждый раз жалеешь, что жизни им отмерено всего до жары, когда они высохнут и вернутся только следующим утром. Но совсем не обязательно, что ты их увидишь, и то что их игра будет другой, отличной от сегодняшней.

Current Mood: bored
Wednesday, August 3rd, 2005
2:00 pm
Продолжение рассказа...
Обессиленная, она села на самую кромку утеса и стала болтать ногами, пытаясь хоть как-то напомнить себе те радостные дни, когда вот такое болтание ногами выражало крайнюю степень радости. Как будто снова оказалась в детстве. Слезы на щеках оставляли теплые, влажные дорожки, скатываясь крохотными мерцающими бусинками по лицу. И теперь они уже не были болью, наоборот каждая слезинка напоминала своей теплотой о том что она все еще жива и дышит, и ей уже почти не больно. Странно, но как будто вся боль ушла вместе с криком. Или лишь затаилась до следующего любого напоминания о Нем. Хотя к чему теперь его называть с большой буквы – чем он заслужил такого? Теперь он ничем не отличался для нее от остальных прямоходящих животных на двух ногах и с двумя руками, что имеют смелость называть себя Мужчинами.
Сзади раздался шорох и Тане немедленно захотелось исчезнуть. Обернулась – по дорожке шел парень. Первое, что притянуло взгляд – большущие и глубокие как омут серые глаза. Подошел и просто сел рядом. Даже ногами болтать стал так же как она, словно издевался. Робко спросил: - Можно я тут с тобой посижу? Ну наглец, сначала садится, а потом спрашивает…
-Ты чего пришел? – резко спросила она, - я никого не звала !!!
- А я крик услышал. Страшный такой, аж до костей пробрало, вот и решил пойти посмотреть, кто же это так истошно орет. Котам мартовским решила попробовать подражать?
- А даже если так, то что ?? – огрызнулась Таня, - уже и покричать нельзя человеку спокойно!
- А ты неправильно кричала, - спокойно ответил ее собеседник, - надо так – МЯЯЯЯЯЯЯЯВВВВ, - издал он крик и вправду похожий на мартовский котовский мяв.
От удивления у нее даже некое подобие улыбки на губах появилось, - Где ты так научился?
- Детство хорошее было, - усмехнулся он, - кстати, я Костя.
- Таня, - ошеломленно отозвалась она, - а теперь признавайся, что ты тут делаешь? Это мое любимое место, и тут обычно никто не ходит.
«Знала бы ты чего мне стоило к тебе подойти и сесть, вот так, внаглую» - подумал Костя и решил сказать правду, - Я за тобой 4 остановки метро и полкилометра пешком протопал. Боялся чтоб ты с собой ничего не сделала. Я видел как ты с ним разговаривала, - о том, что он увидел ее куда раньше, Костя конечно же умолчал.
Она вспыхнула до корней волос, что-то пыталась сказать, но потом сникла и заплакала. Тут и произошло то, почему Костя еще долго себе удивлялся, он просто подсел ближе и обнял Таню. А та, даже и не думала его стесняться, просто уткнулась носом в грудь и продолжала реветь. Только не было в том плаче той обреченности, что Костя слышал, когда лежал в траве. Теперь она плакала, потому что рядом был тот, кто просто почувствовал ее и теперь никогда не отпустит. Она подняла глаза и увидела там подтверждение своих мыслей. Он и в самом деле не собирался ее отпускать. «Теперь не отпущу», - лучились его глаза. И она поверила сразу и навсегда. Лишь обняла крепче и уютнее устроилась у Кости на коленях.
Monday, February 21st, 2005
1:44 am
Вот ... Приперло меня на романтику...
Иногда хочется посидеть при лунном свете на море, помечтать о том, что нет мира и его бед и проблем, - есть лишь бездонное небо в мириадах далеких звезд, лишь бесстрастно обливающих нас своим холодным светом.
И лишь кто-то теплый и любящий напоминает о реальности мира, стоя рядом и положив руку на плечо.
Хотя обнял совсем не крепко, просто тебя переполняют чувства и сложно становится дышать, просто потому что ты не находишь слов, чтобы высказать все что чувствуешь. Ощущаешь, что тоже нужен ей и сильнее прижимаешь ее к себе, не найдя иного способа стать к ней ближе, ты просто молчишь. Все что могло быть сказано - уже прозвучало... И эта тишина не отгораживала, а наоборот объединяла. Тишина лишь скрепляла их чувства и приближала к друг другу, и кажется, что так будет всегда. Это молчание хочется растянуть. Просто весь мир склоняется перед тобой, и ты его заочно сейчас любишь. Сейчас все видится совсем по-другому, все, что ты о ней знаешь и любишь - уже является частью тебя, наверное, гораздо лучшей, чем ты сам, и такое ты вряд ли когда сможешь забыть, хотя может и захочется когда-то. Но сейчас ты прогоняешь такие бредовые мысли и наслаждаешься красотой мира и любимой в объятьях. Ведь он сейчас совсем необычный. Держишь ее ладони в своих - как самое драгоценное на свете...
Friday, February 11th, 2005
1:59 am
Редактированный :) рассказ
Из-за того, что не получается отредактировать старую запись с рассказом [(54) Connection reset by peer], вылаживаю его заново и чуток дописанный
Читать тут:
Read more...Collapse )

Current Mood: angry
Friday, February 4th, 2005
1:07 am
Идущий за окном снег придавал миру новый облик. Он укрыл белой пеленой все до этого так выпиравщие недостатки, вроде разбитого асфальта и голых деревьев и даже немного людей. Под этой пеленой он даже немного напоминал рождественнскую открытку - так же пасторально и игрушечно. Беда только, что ненадолго. Прохожие кто удивленно и радостно, кто с неодобрением и растущим недовольством смотрели на падающее замерзшее Аш-Два-О. Снежинки стремительно летели к земли, спешили поскорее устелить ее своими крошечными неповторимо филигранными и утонченными телами. Самая маленькая детвора бегала, визжа что-то непонятно радостное, бросаясь снежками, купаясь в снегу. Барахтаясь в снегу в своих пуховых куртках, они более всего походили на маленьких резвящихся медвежат, которые впервые увидели снег и теперь увлеченно исследуют, что же это такое белое и холодное, и так странно быстро тает от прикосновения. А дворники устало вздыхали, понимая что поспать следующим утром им явно не грозит.

Current Mood: energetic
Monday, January 31st, 2005
3:21 am
Вот решил запостить еще одну свою старую, депрессивную статью, хотя в инете таких наверное много. Но тем не менее, может кому-то понравится. Или нет. Просто хочется чтобы почитали. И мне будет приятно видеть любые комментарии. Ну почти любые. Просто детям до 13 читать не рекомендуется :)).
Вот сама статья. Или это эссе ? Не знаю. Я вообще учусь на системщика и специалиста по сетям, так что литературой никогда не занимался :

Read more...Collapse )

Current Mood: awake
1:13 am
Первая запись в дневнике... Хотя создал, по-моему еще позавчера. Решил запостить свой рассказ. Авось придет сюда кто и вместе пообсуждаем (читай, скажут де я ошибся и что слишком уж коряво). Может и станет лучше после редактуры.
Сам рассказ :

Read more...Collapse )

Current Mood: creative
About LiveJournal.com